Записки целителя - Непонятый трудоголик Часть 1

«Муж на грани психического срыва, - говорит женщина. - Возвращается с работы - лица на нем нет. Не ужинает, так, поковыряет. Спросишь, что случилось, а он только рукой махнет... Значит, опять с начальником нелады. Уходи, говорю. «А как же проект?» - отвечает. Уйти не может, оставаться нельзя. Подскажите выход!»

Недавно Алексей Алексеевич отметил сорокалетие. Много хороших слов сказали ему коллеги: и что талантливый он, и надежный, и умный, и доброжелательный, и интеллигентный... И правда, все его в отделе любили. Уже десять лет сидел он ведущим специалистом, никому не переходил дорогу, в начальники никогда не рвался, потому что милее схем ничего на свете для него не существовало. В своем деле он был королем, и все это знали. Два бывших начальника отдела даже и не пытались руководить Алексеем Алексеевичем. Невозможно это было, и не нужно. Но вот пришел третий.

Новому начальнику всего тридцать пять. Пошла молва, что он чей-то ставленник, человек из чьей-то могучей команды наверху, «парашютист». Впрочем, это Алексея Алексеевича нисколько не интересовало. Но вот настала его очередь предстать перед начальственными очами. «Нуте-с, батенька, - обратился шеф к Алексею Алексеевичу, - рассказывайте, в чем проблемы». - «Проблемы? - удивился Алексей Алексеевич. - Особых проблем нет. Обычные рабочие вопросы». И с готовностью начал рассказывать. Проект, душой и мозгом которого он был, продвигался такими темпами, какими и должен продвигаться столь сложный, трудоемкий и многообещающий проект.

Рассказывая, Алексей Алексеевич увлекался все больше и потянул со стола начальника лист бумаги, чтобы набросать варианты схем, но шеф прихлопнул листок ладонью и воскликнул: «Секундочку!» Алексей Алексеевич споткнулся на полуслове. «Секундочку», - повторил шеф и сказал, что проблемы-то как раз есть. Проблема - темпы. Они явно недостаточны. Даже такой проект можно продвигать быстрее. «Простите, - заметил Алексей Алексеевич, когда шеф замолчал, - я хотел бы услышать от Вас конкретные замечания и указания. Вы считаете, что мы на верном пути? Или...» «Секундочку! - перебил его шеф. - Через неделю представьте мне предложения по сокращению сроков. Вы свободны».

Через неделю все повторилось. Алексей Алексеевич увлекся, но начальник вскричал «секундочку!» и напомнил о сокращении сроков. «Но поймите, - теряя терпение, сказал Алексей Алексеевич, - сначала надо решить несколько принципиальных вопросов. Выбрать из нескольких почти равноценных вариантов. Я хочу услышать Ваше мнение. А уж в зависимости от выбора варианта можно намечать сроки». - «А Вы ведь не выполнили моей просьбы, - холодно заметил шеф. «Но я же объясняю Вам, что...» - «Секундочку-секундочку. Мне уже говорили, что Вы возомнили себя незаменимым и непогрешимым. Теперь я и сам это вижу. Даю Вам еще неделю. Задание то же». - «Я Вам не второгодник, - сорвался Алексей Алексеевич. - Я не могу выполнить невыполнимое задание... дурацкое, простите». - «Да? Ну, тогда его выполнит кто-нибудь другой». - «Ах так! - закричал Алексей Алексеевич. - Ну и пожалуйста! Да я... да меня... меня везде с руками оторвут!»

Выскочив из кабинета, он изо всех сил хлопнул дверью и... увидел свое отражение в глазах сослуживцев. До конца дня он мучился жутким стыдом, ушел, ни с кем не попрощавшись, дома устроил совет с женой. Пусть шеф не умеет слушать, надоумила она, но читать-то он умеет. Вот и пусть прочтет твою докладную. Точно, обрадовался Алексей Алексеевич. Спустя неделю он передал начальнику через секретаршу подробнейшую докладную, где постарался с максимальной убедительностью изложить свои соображения по проекту. Бумаге не скажешь «секундочку!» На бумаге придется писать резолюцию. А это уже официальное мнение.

Оно оказалось не в пользу Алексея Алексеевича. Шеф коротко написал все о том же: о необходимости всемерно поднять темпы и сократить сроки. Конструктор растерялся. Он не знал, что делать. Сидел, как сыч, в своем закутке, и когда к нему заглядывали, а заглядывали по привычке то и дело, бурчал что-то недовольное. Теперь никто не рискнул бы назвать его доброжелательным человеком. А после истерики, которую он устроил на собрании, его уже нельзя было назвать интеллигентным. И умным. Умные люди не визжат и не топают ногами, в ответ на критику начальства, пусть даже резкую. Да и талант Алексея Алексеевича стал куда-то испаряться. Теперь он в основном собирал на шефа компромат. Чей он ставленник? Теперь это интересовало Алексея Алексеевича больше, чем проект.

И когда он прочитал жене сочиненную им нецензурную эпиграмму на шефа и изобразил в лицах, как совсем скоро он войдет в кабинет, скажет шефу «секундочку!» и размажет того по стенке убийственными фактами, жена поняла, что положение становится опасным. Что делать?..

27.10.2006 5748 6

Читать другие статьи

Пройти бесплатные психологические тесты

Записки целителя - Непонятый трудоголик Часть 1
Вверх